Я всю жизнь люблю дождь, такой, чтобы я такая дома с книжками и кофиями, и сижу красиво на окне (и на такую фотку надо наложить потом красивый хипстерский фильтр), а за окно льет льет льет. Или вот ехать в машине, и дворники гоняют струйки по стеклу, и играет какой-нибудь Синатра с Жобимом

А лучше всего, когда дождя нет, но как будто есть – когда пасмурно и сиренево-серенько, и идти по улицам, пиная листики. Но такая погода от меня всегда стремится прочь. Даже в самых туманных и дождливых местах все меняется, когда там я. Лондон был покрыт солнцем почти все время, пока я там. Ленинград выдавал пару пасмурных дней в ммесяц все долгие годы моей жизни в нем – а остальное время солнышко было нагло и настойчиво. Таков мой фатум.

Там, где мои погодные желания идут мне навстречу – я там довольная очень. Здесь, например. Сан-Гийем-ле-Дезер.

В клуатре монастыря лило и стучало каплями по старым крышам. Хотелось стать монахом и уйти в себя, так, чтобы найти там какую-нибуть там суть или еще что. Потом я заблудилась и купила в маленьком окошке в стене VIII века эклер с сыром и зеленью и пожирала его на деревянной скамеечке между двух домиков из кривых камней, и можно даже не быть монахом, чтобы поймать внутреннее умиротворение – надо просто, чтобы после дождя, эклер с сыром и такой городок.

Saint Guilhem le Desert streets

А потом меня нашел Ян и мы уехали. А если бы я записала это не спустя сто лет, а сражу зе, то дополнила бы опус красивыми деталями и переживаниями. Но зато я нарисовала пару акварелек. Все-тки.

 

 

Enregistrer

Advertisements